Стилистика садов эпохи возрождения

Стилистика садов эпохи возрождения

Географические условия

И климат, и рельеф отличались существенными перепадами. К северу лежали плоские равнины Ломбардии, окаймлённые Альпами; в центре находились речные долины и равнины, умеренные зимой, но жаркие летом; на юге климат мог быть тропическим. Осмысление ландшафта развивалось параллельно в трёх различных регионах — Тоскане, окрестностях Рима и на севере, между Генуей и Венецией. Ландшафт Тосканы складывался из небольших холмов и долин, в которых хаотично чередовались виноградники, оливковые рощи и поля небольших ферм. Пейзаж оживляли вкрапления кипариса и падуба. Серая и зелёная листва создавала уютный фон, который пронизывала жёлтая лента реки Арно. Римская кампанья, напротив, являлась плоской равниной бедных возделанных и болотистых земель, пересекавшихся остатками римских дорог и акведуков, таких как Аппиева дорога; и все они вели к стенам средневековых городов, выстроенных вокруг и поверх античных руин. В холмах Тосканы периодически встречались ручьи; на холмах близ Рима бурные потоки встречались в изобилии; в северном ландшафте предальпийских озёр и венецианских лагун гладь вод была спокойной и зеркальной.

История Общества

Италия вышла из Тёмных веков как ряд независимых государств под властью мирских государей, постоянно ссорившихся друг с другом, но лояльных Папе. В начале XIII века Фридрих II ГогенШтауфен, монарх Священной Римской Империи в Германии и Сицилии, отверг верховную власть Папы и был отлучён. Оппозиция политической власти Папы в Италии никогда не унималась, благодаря чему сложилось некоторое свободомыслие в теологии и морали, особенно в таких местах, как Венеция, которые были относительно независимы от власти церкви. Первые мыслители появились во Флоренции, где семейство Медичи установило господство над городом в 1400 г. Под их покровительством искусство, торговая и городская культура начали расцветать. После авиньонского изгнания папский двор в 1420г. вернулся в Рим и город непрерывно рос и расцветал вплоть до 1527 г., когда его разграбили немцы и испанцы. В XV в. идея возрождения античной культуры овладела умами (эпоха гуманизма), что, однако, считалось несовместимым с прославлением Церкви. Но при дворе папы Юлия II (1503– 1513) идеи гуманизма и церковная доктрина нашли общий язык. В этот период развития малые города Италии подпадали под власть больших, но не теряли при этом индивидуальности. Северные города в одночасье утратили традиционный средневековый облик, причём Венеция со своими связями на Востоке стала одним из самых космополитичных и свободомыслящих городов.

Философия

Борьба за умы не утихла с отлучением Фридриха II. То же папство, что санкционировало создание нищенствующих орденов св. Франциска и св. Доминика, несколькими годами позже учредило инквизицию (1233). Церковь безжалостно отстаивала традиционную теологию, не признавая критики поведения своих иерархов, что привело к Реформации, и отрицая роль географических и астрономических открытий. Фридрих II, свободно действующий в сицилианском обществе, выросшем из четырёх цивилизаций (римской, германской, византийской и мусульманской), поощрял развитие наук и искусств, основал первый университет и, можно сказать, инициировал величайшее из всех открытий, открытие человеком самого себя. В себе человек обнаружил и аристократа, и плебея. Данте описал всю средневековую мировую систему в своей «Божественной комедии», Петрарка и Бокаччо стояли скорее вне этой системы, напоминая в большей степени современного человека, чем жителя XV века. В стремлении к бесконечном познанию Платон вытеснил в умах Аристотеля, но единственным крупным философом той эпохи был Никколо Макиавелли (1467–1527), который освободил политику от соображений морали и учил, что цель оправдывает средства. К злу или к добру, но человек отныне рассматривал себя как центр мироздания.

Культура

Человек, доселе уповавший на мир горний, теперь окинул взглядом окружающий материальный мир и нашёл, что он хорош. Как говорят, Петрарка был первым человеком Запада, который взошёл на вершину горы, чтобы лишь полюбоваться видом. Интерес людей сместился от символизма к сугубо земным заботам. Осваивая вновь обретенные радости жизни, человек раздвинул границы своего жилища под открытое небо и обнаружил, что связь между теми или иными местами может столь же важна, как проход из одной комнаты в другую. Пейзажные виды охотно включали в интерьер, но чаще всего в виде настенной росписи; и лишь позднее сад и ландшафт были действительно сплетены воедино. Основной целью было создание форм, которые были бы созвучны стремлению человеческого разума к порядку и покою, в долженствующей степени отражая при этом статус и достоинства хозяина виллы. При этом, как правило, со склона долины или холма открывался вид на родной город. Флорентийская вилла сохраняла домашний уют, духовно связывавший с её сельским окружением. Римская же вилла почти всегда решалась в гуманистическом и героическом ключе, основной целью в ней ставилось возрождение духа и великолепия античности.

Архитектура

Руины античного Рима изучались заново и поначалу вдохновляли архитекторов многообразием форм, как религиозных, так и бытовых. Были заново открыты секреты математических пропорций. Греки установили гармоническую взаимосвязь между геометрией и музыкой и решили, что нашли универсальный закон, лежащий в основе всего сущего. Римский автор Витрувий (ок. 1г. н.э.) сформулировал связь фигуры человека с кругом, разработанную и развитую архитектором Альберти (1404–1472). Палладио (1508–1580) довёл платоновскую геометрию до логического завершения, привнеся гармонические пропорции не только в отдельные трёхмерные помещения, но и в целые анфилады комнат, которые, пусть и не видимые полностью одновременно, воздействовали на зрителя как единое гармоническое целое. Эти пропорции были абсолютными, устойчивыми и окончательными, являясь вершиной поисков совершенства в эпоху Возрождения. Раскол этого совершенства привел к маньеризму, сперва проявившемуся во внутреннем убранстве церкви, затем начались поиски новых концепций пространства, образа бесконечности. Из маньеризма выросло барокко.

Ландшафт

Сад создавался для человека и облагораживал его. Пропорции умиротворяли его: потому форма имела наиважнейшее значение. Интерьер дома выплёскивался вовне, выравниваясь с поднимающимися или понижающимися окрестностями; формы диктовались скорее интуицией, нежели математическим расчётом. Климат и пейзаж обычно определяли выбор места под жильё на склоне холма; спускающиеся по склонам террасы вырезались из земли и гармонировали с ней. Протяженность маршрутов располагала к созерцательным прогулкам. Окружающую среду главным образом составляли вечнозелёные деревья, вода и камень — материалы скорее вечные, нежели преходящие. Там присутствовали стриженые партеры и изгороди, тёмные кипарисы и заросли падуба; скульптуры, лестницы, перголы и беседки; вода в спокойных прудах и фонтанах. Свое место отводилось и цветам. Архитектурные детали были приятны и осязаемы своими выразительными профилями-обломами, кромками, балюстрадами. В Тоскане многообразие проектов проистекало из уникального многообразия всевозможных сочетаний личности заказчика, архитектора и местоположения. Виньола (1507– 1573) возвысил ландшафтный дизайн до неземного совершенства в вилле Ланте, подчинив архитектуру древней и всеобъемлющей идее космологии. Появление такой концепции знаменовало конец эпохи. Одновременно с этим Палладио разрабатывает полностью центральносимметричную виллу Ротонда, отказываясь от традиционного сада и прокладывая дорогу гармоническому соединению природных форм с геометрией, что и стало базой для революции XVIII в. в Англии.

ФЛОРЕНТИЙСКИЙ ГУМАНИЗМ стал интеллектуальным пробуждением, когда предпочел Грецию и Рим авторитету церкви. Лоренцо Медичи и его окружение видели себя последователями платоновской академии и пытались воспроизвести для себя ту культурную среду, о которой они читали у Горация и Плиния. В то же время они не могли игнорировать условия Средних веков. Ранняя вилла Медичи, построенная Микелоццо Микелоцци в Кафаджоло, всё ещё остаётся средневековым укреплённым замком с прилегающим садом. Однако несколькими годами позже вилла Медичи во Фьезоле того же автора стала первой подлинной виллой Ренессанса. Концепция её была схожа с арабским садом Хенералифе в Гранаде, построенным маврами примерно на полтора века раньше. Дворец возведён на склоне холма, на открытом воздухе. Сады всё ещё имеют регулярный характер планировки, но окрестности уже включены в композицию. Верхняя терраса искусственно сформирована массивной подпорной стеной, заметно выступающей над Флоренцией. Ниже находится традиционная пергола. Утратив роль символического образа, отныне сад стал местом отдыха и философских бесед.

Villa medici di belcanto

ВИЛЛА Д’ЭСТЕ В ТИВОЛИ изображённая на гравюре Этьена дю Пера, является наиболее впечатляющим садом Высокого римского Возрождения. Построенная в 1550 г. архитектором Пьетро Лигорио, концептуально она опиралась на античный Рим — и не только на близлежащую виллу Адриана (откуда было взято немало скульптур), но также и на восстановленный самим Лигорио храм Фортуны в Пренесте. Законченный план преобразует крутой склон холма; детали выразительны, переход от сада к ландшафту чётко выражен; всё пронизывает лейтмотив римского покорения ландшафта. Центральный вид открывается на северо-запад, через Тибр к горам Сабатина. Триумфальная арка, венчающая верхнюю террасу, ориентирована на Рим. Под ней находится Рометта («маленький Рим»), изображающий античный город. Сады — ныне затенённые кипарисовыми деревьями — полнятся журчанием воды, отведённой из реки Аньене и щедро и музыкально растекающейся по саду через водяной орган с его зеркальными рыбными прудами, террасу ста фонтанов и многие другие освежающие устройства.

Villa_d'Este

ИДЕАЛЫ КЛАССИЧЕСКОЙ КОМПОЗИЦИИ были доведены до совершенства в живописи Перуджино и Рафаэля, в архитектуре Палладио и ландшафтной архитектуре Виньолы. Это был поиск совершенства в божественной гармонии между человеком и мирозданием, где человек предполагался в центре. Фреска «Вручение ключей апостолу Петру», написанная Перуджино в 1503 г. для Сикстинской капеллы, демонстрирует те же композиционные принципы, что и Вилла Ланте в Баньяйе, построенная Виньолой в 1566 г. Высшей точкой первой является центростремительный храм; второй — аналогично центростремительные водные сады, где центральное место занимают статуи Джамболоньи. Обе вершины были порождены окружающим ландшафтом, одна — небесами, другая — лесами и водными узорами, такими как рыбный ручеёк. И живопись, и сад вместе кажутся предвестниками далёкого Тадж-Махала в Агре.

ОТ ПОРЯДКА ЯВНОГО К ПОРЯДКУ СКРЫТОМУ: вилла Ланте стала своего рода упражнением в геометрии. Дом разделён пополам на две квадратные части. Виньола был одержим переносом идей в архитектуру, а затем проецированием их в ландшафт. Но Палладио, более влиятельный архитектор, рассматривал архитектуру лишь как чистую, самодостаточную геометрию, обособленную от какого-либо спланированного окружения. В его полностью симметричной вилле Ротонда, возведенной около 1550 г. на невысоком холме под Виченцей, абстрактное отображение античности достигает апогея; это бесповоротный конец эпохи в осмыслении ландшафта. И, как ни парадоксально, это же творение открывает широкую дорогу к новой концепции ландшафта, потребность в которой обозначило идеальное здание и которая уже проступала в живописном фоне архитектурных пейзажей. Фрагмент «Мадонны Кастельфранко», написанной Джорджоне еще около 1500 г., провозвещает будущие романтические пейзажи, принципы которых еще предстояло открыть. Перенести их в реальность станет уделом будущей английской ландшафтной школы.